01:07 

Сын профессора.

AnnaBlake
"Slytherin will help you on the way to greatness"
Сын профессора.
ficbook.net/readfic/5120035

Направленность: Джен
Автор: AnnaBlake (ficbook.net/authors/215211)
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»
Основные персонажи: Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Фэнтези, POV, AU, Учебные заведения
Предупреждения: Насилие
Размер: планируется Миди, написано11 страниц
Кол-во частей: 5
Статус: в процессе

Описание:
Как Снейп узнал, что Гарри его сын

Примечания автора:
В тексте использованы фрагменты из книги "Гарри Поттер и орден феникса".
10.01.2017 работа "Сын профессора" №29 в топе «Джен по жанру Учебные заведения»
11.01.2017
№25 в топе «Джен по жанру Учебные заведения»
№48 в топе «Джен по жанру Фэнтези»
12.01.2017
№20 в топе «Джен по жанру Учебные заведения»
№44 в топе «Джен по жанру Фэнтези»
14.01.2017
№19 в топе «Джен по жанру Учебные заведения»
№42 в топе «Джен по жанру Фэнтези»
№47 в топе «Джен по жанру AU»


Примечание к части

В тексте использованы фрагменты из книги "Гарри Поттер и орден феникса".


Глава 1 Начало или За час до

— Скажи, что мне сделать, чтобы узнать правду?
— Всего ничего. Тебе надо просто умереть.


Ужин в большом зале подходил к концу и с каждой минутой настроение Гарри Поттера все больше портилось. Сегодня его ждал очередной урок окклюменции со Снейпом. Мало ему одного зельеварения было.
Прошлой ночью ему снова снился Отдел Тайн.
Ну, не может он контролировать эти сны и окклюменция совсем не помогает. Стоит ему о ней подумать, как в голове возникает образ профессора, со своим фирменным: «Поттер! Очистите свой разум». Да как тут очистить разум, если Снейп толком и не объясняет ничего.
Во сне Гарри шел по коридору. Нужная ему дверь была приоткрыта. Он должен узнать, что за ней. Еще чуть-чуть и он узнает…, но увы, он проснулся. Тогда, во сне это казалось важным. Проснувшись, Гарри понял, что ошибался. И какое ему дело, что там за дверью. Но что поделаешь, этот сон повторяется снова и снова. А все из-за того, что он забросил медитации перед сном. Теперь Гарри боялся, что Снейп узнает обо всем. А в том, что он обязательно узнает, Поттер не сомневался. Прочитает из головы на первом же занятии.
Стыдно-то как. Со времени последнего урока он ни разу не практиковался в окклюменции. Да что не практиковался, он даже не вспоминал об этом. Ведь, столько всего за это время произошло: побег Дамблдора, допросы у Амбридж, ОД распался. Мысли о последних событиях постоянно крутились у него в голове. И он был абсолютно убежден, что ему не удастся освободить сознание от них, даже если будет стараться изо всех сил. Впрочем, для Снейпа это не оправдание.
Казалось, он (Снейп) ненавидит его за сам факт существования. Почему так, Гарри не знал.
На первом курсе ему было очень обидно, а потом он стал стараться не обращать на это внимание.
Как ни странно, но отвращения к зельеварению отношение Снейпа к нему не вызвало. Поттер все так же плохо писал эссе и варил зелья на уроке. Но тайно ото всех, даже своих друзей, он практиковался в заброшенном кабинете на третьем этаже, который обнаружил в одну из своих ночных прогулок под мантией невидимкой.
Почему он так поступил, сохранил в тайне? Хм. Гарри не мог ответить на этот вопрос. Наверное, присущая ему с детства недоверчивость к людям. А может, он просто хотел, чтобы в этом мире было что-то, о чем знал только он. Даже своим лучшим друзьям он, почему-то не мог довериться до конца. Что-то останавливало. Впрочем, они этого даже не заметили.
На третьем курсе перенёс свою лабораторию в Тайную Комнату. За статуей Слизерина обнаружились вполне пригодные апартаменты основателя, личная библиотека, лаборатория, тренировочный зал. Впоследствии, он стал практиковаться не только в зельях, но и в заклинаниях. Однако, что не сдвигалось с мертвой точки, так это окклюменция. Словно в стенку бьётся, а толку нет.
Свою тайну ему удалось сохранить, так как каким-то образом все его воспоминания о времени проведенном в Тайной Комнате оказались недоступны для считывания. Может вовсе и не в везении тут дело, а в том, что на личные апартаменты Слизерина было навешено заклятие тайны, в том числе не дающее прочитать воспоминания о времени пребывания в них. Что, кстати, Гарри узнал из дневника самого Слизерина, написанного на парселтанге.
Еще одна особенность — парселтанг. Может способность понимать змей и могла досталась ему от Темного Лорда, но дар понимать написанное на парселтанге и творить парселмагию мог передастся только по крови. Гарри хотел знать, откуда в нем этот дар. Даже отважился сварить зелье, необходимое для определения родословной и тайно заказал у гоблинов специальную бумагу. Зелье настоится через неделю и тогда одной тайной станет меньше. Можно было заказать проверку у гоблинов, но тогда обо всем может узнать директор. Это весьма не дешевая процедура и, как опекун, Дамблдор узнает об этом в первую очередь.
Но, возвращаясь к насущим проблемам. Пытаясь облегчить свою совесть, Поттер попробовал наверстать упущенное в окклюменции, сидя на занятиях, но ничего не вышло. Стоило ему сосредоточиться, чтобы изгнать из сознания все мысли и чувства, как преподаватели начинали задавать контрольные вопросы, думая, что он не слушает. Или Гермиона начинала дергать его за рукав, веля не отвлекаться.
После ужина, готовый к самому худшему, он отправился на занятие к Снейпу.
Посреди вестибюля его остановила Чжоу. Он был даже рад этой небольшой задержке. Справившись ее о самочувствии и выслушав ответ, Гарри спросил, зачем она его остановила. И Чжоу принялась извиняться за свою подругу, что она и предположить не могла, о ее предательстве. Гарри намекнул ей о том, что стоит лучше выбирать друзей. В ответ Чжоу оправдывала Мариэтту, говорила, что она славная и просто совершила ошибку.
Изумленно посмотрев на нее, Гарри тихо произнес:
— Славная? Ошибку? Да она продала всех нас, включая тебя!
— Но… мы же все вывернулись, правда? — умоляюще сказала Чжоу. — Ты ведь знаешь, у нее мама работает в Министерстве, и ей по-настоящему трудно…
— Отец Рона тоже работает в Министерстве! — отрубил Гарри. — А у него на лице, если ты еще не заметила, почему-то нет надписи «ябеда»…
— Знаешь, заколдовать пергамент со списком, самое настоящее свинство! — вспыхнула Чжоу.
— А, по-моему, это была замечательная идея, — холодно сказал Гарри.
Чжоу залилась румянцем, и ее глаза заблестели ярче.
— Ну конечно, я забыла — это ведь придумала твоя драгоценная Гермиона…
— Ты еще зареви, — сказал Гарри.
— Я и не собираюсь! — выкрикнула она.
В итоге разговор не вышел. Чжоу стояла на своем, Гарри на своем.
В последнее время Поттеру казалось, что его влюбленность в Чанг была какой-то неестественной. И как быстро она началась, так и быстро прошла.
«Больше я не совершу такой ошибки», думал он.
— Знаешь Чжоу, давай на время прекратим наше общение, — сказал Гарри. — У меня сейчас и без того хватает проблем, — «угу, например, занятия окклюменцией со Снейпом, на которые я уже опаздываю».
— Ну и пожалуйста! Тогда иди и разбирайся со своими проблемами! — разъяренно воскликнула Чжоу. Она круто развернулась и гордо зашагала прочь.
«Обиделась, — пришел к выводу он. — Ну и ладно».
Поттер, кипя от злости, развернулся в сторону подземелья.
Не надо злиться, так Снейпу будет проще проникнуть в его сознание. С большим трудом Гарри выбросил злость из головы. С глаз долой, из сердца вон. Это его последняя встреча с Чжоу и это не больше не его проблема. А раз так, оно не стоит его переживаний. С такими мыслями Поттер добрался до кабинета.


Глава 2 Печальные воспоминания

— Поттер, вы опоздали, — буквально прошипел Снейп, стоило Гарри закрыть за собой дверь.
«Вот ведь змей слизеринский, — Гарри незаметно скосил глаза на часы. — И всего-то на одну минуту опоздал».
Какой смысл в этих занятиях, если после них Гарри становилось хуже. На мгновение у него промелькнула мысль, что может Снейп вовсе не учит его окклюменции, а наоборот разрушает природный щит? Мимолетная мысль заставила Гарри на секунду задуматься. Нужно обдумать это после занятия, решил он. И пока Снейп не заметил, спрятал эту мысль за воспоминаниями о подготовке домашних заданий.
Профессор стоял спиной к Гарри, как обычно перед занятием, вынимая серебристые нити своих воспоминаний и аккуратно опуская их в Омут памяти. В кабинете было сумрачно, на стенах можно было увидеть блики, отбрасываемые погруженными в чашу воспоминаниями. Положив в чашу последнюю серебряную прядь, Снейп повернулся лицом к Гарри.
— Итак, — сказал он, — вы упражнялись самостоятельно?
— Да, — не сводя глаз с ножки письменного стола, соврал Гарри.
— Ну что ж, это мы скоро узнаем, — спокойно заметил Снейп. — Вынимайте палочку, Поттер.
Гарри занял свою обычную позицию — по другую сторону стола, лицом к Снейпу. Его сердце сильно стучало. Он боялся, что Снейпу удастся увидеть в его памяти слишком многое.
—На счет три, — лениво сказал Снейп. — Раз… два…
Дверь кабинета с резким стуком распахнулась, и внутрь влетел Драко Малфой.
— Профессор Снейп, сэр… ох, извините…
Малфой удивленно переводил взгляд со Снейпа на Поттера.
— Ничего, Драко, — сказал Снейп, опуская палочку. — Поттер здесь, чтобы освоить приготовление некоторых целебных зелий.
На лице Малфоя вспыхнуло какое-то злобное удовлетворение.
— Не знал, — ядовито ухмыляясь, сказал он, а Гарри почувствовал, как у него заалели щеки. С одной стороны он был рад присутствию Малфоя, что спасало его от Снейпа. С другой стороны, он чувствовал унижение от его наглой ухмылки. Так и хотелось крикнуть, что он не такой бездарь как все думают, но он не мог.
— Ну, Драко, так в чем же дело? — спросил Снейп.
— Профессору Амбридж нужна ваша помощь, сэр, — сказал Малфой. — Они нашли Монтегю, в туалете на пятом этаже.
— Монтегю сказал, кто это был? — осведомился Снейп.
— Нет, сэр, у него вроде как в голове помутилось.
— Ну что ж, Поттер, очень жаль, — сказал Снейп. — Нам придется перенести занятия на завтрашний вечер.
Он повернулся и вышел из кабинета. Малфой за его спиной беззвучно произнес: «Целебные зелья?», скорчил лицо и вошел следом.
«Фух», — облегченно выдохнул Гарри. Напряжение как-то разом отпустило. Возможно, кто-то там, наверху сжалился над ним. По крайней мере, теперь у него есть время поупражняться в окклюменции до завтрашнего урока. Вернув палочку обратно в карман, Гарри уже направился к двери, как неожиданно его привлек отблеск света на стене.
Он остановился, разглядывая его. В голове мелькнуло воспоминание: этот блик чем-то напоминал ему часть сна-путешествия по Отделу тайн.
Гарри обернулся. Свет исходил из Омута памяти, стоящего на столе Снейпа. Серебристые нити воспоминаний переливались внутри.
Это мысли Снейпа, которые тот прятал на случай, если Гарри удастся проникнуть в его сознание.
«Что в принципе нереально» — подумал он. «Но не мог же Снейп нарочно забыть их тут? Как-то это подозрительно. Так, стоп. Это не мое дело, нужно уходить».
Но все же, как бы Гарри не думал, он не сводил глаз с Омута памяти. С каждой секундой, любопытство разгоралось все сильнее. И возможное наказание казалось чем-то несущественным. Возможно, эта тайна профессора будет стоить того.
Напряженно думая, Гарри сделал один маленький шаг вперед. Потом еще раз и еще. И он уже перед столом. Оглянулся. Сейчас его сердце билось сильнее, чем перед занятием. Сколько у него есть времени? Минут пятнадцать- двадцать. Нужно поторопиться.
Подойдя вплотную к столу, он склонился над Омутом памяти. Прислушиваясь к тишине, достал палочку и коснулся воспоминаний. Серебристые нити внутри закружились очень быстро.
Он глубоко вздохнул и окунул лицо в мысли Снейпа. Пол кабинета исчез под ногами и Гарри стал падать в Омут памяти головой вперед.

После погружения Гарри оказался в Большом зале, только в нем не было факультетских столов. Стояли лишь небольшие парты на одного человека. Школьники, сидевшие за ними, сдавали какой-то экзамен. Снейпа Гарри узнал сразу. Такие же масленые волосы по плечи, бледный цвет лица, да и в общем нездоровый вид. Но в зале был не только он. С некоторым удивлением Гарри узнал Джеймса Поттера, Лили Эванс, Ремуса Люпина, Сириуса Блэка и Питера Петтигрю.

Воспоминания сменились друг за другом. И наконец, появилось то, что заставило Гарри замереть на месте.

Все происходило на берегу озера.
— Как дела, Нюниус? — громко сказал Джеймс.
Будто ожидая нападения, Снейп быстро отбросил свою сумку и почти достал палочку, как в него полетело заклинание Джеймса Поттера:
— Экспеллиармус!
Палочка Снейпа вырвалась из руки и улетела куда-то в сторону. Сириус рассмеялся, а Люпин и Петтигрю подошли ближе.
— Импедимента!
В не успевающего подобрать свою палочку Снейпа полетело новое заклинание. Он упал ничком на землю.
Отдыхающие после экзаменов, на берегу озера, школьники стали обращать на них внимание. Кто-то подошел ближе, а кто-то наоборот старался уйти подальше. Одни искренне наслаждались происходящим, другие смотрели с неодобрением, но ничего не предпринимали. Никто не вмешался.


«Почему никто не вмешивается?» — думал Гарри. Происходящее все меньше ему нравилось. Этот Снейп напомнил Гарри его самого, убегающего от Дадли и его друзей.

А тем временем к лежавшему на траве и тяжело дышащему Снейпу медленно и, явно наслаждаясь происходящим, приближались Джеймс и Сириус. Направив волшебные палочки. Временами Джеймс оборачивался, поглядывая на девочек у озера. Хвост переминался с ноги на ногу, с жадным интересом наблюдая за происходящим. Люпин остался на месте, всем своим видом выражая неодобрение происходящего, но в его глазах вспыхивали азартные искры.
— Как прошел экзамен, Нюнчик? — спросил Джеймс.
— Я смотрел на него — он возил носом по пергаменту, — злорадно оскалился Сириус. — Наверное, у него вся работа в жирных пятнах, так что ни слова не разберешь!


Гарри смотрел на разворачивающееся перед ним действие и не мог найти слов, как это охарактеризовать. Он будто впал в некое подобие оцепенения.
Похоже, такое издевательство происходило не в первый раз.
Вот она — причина ненависти Снейпа к нему. Невозможно хорошо относиться к тому человеку, что, пусть и невольно, но напоминает тебе о мрачных событиях прошлого.
Надо же, внешне он действительно практически полная копия Джеймса Поттера, за исключением глаз. Гарри не мог больше называть этого человека своим отцом, ведь то, что он видит правда. Не стал бы профессор просто так прятать такие свои воспоминания. Они ужасны. Они доставляли ему боль.
Но прошлое невозможно стереть и изменить, оно делает тебя таким, какой ты есть сейчас. И видеть каждый день, копию своего врага и не попытаться отомстить… Да, Гарри понимал. Его щеки залил стыдливый румянец.
Гарри не мог на это смотреть, но оторвать глаза был не в силах.

В тот момент, когда Поттер и Блек, с помощью заклинания подвесили будущего профессора в воздухе Гарри не выдержал и отвернулся.

Неожиданно раздавшийся рядом голос заставил его в ужасе замереть.
— Развлекаетесь Поттер.



Примечание к части

Глава получилась небольшой

Глава 3 не в силах изменить того, что должно произойти

— Развлекаетесь, Поттер.
Этот голос, полный сдерживаемой ярости, он узнает всегда.
В голове еще звучали отголоски голосов Джеймса, Сириуса, Лили и Снейпа-подростка. Смешиваясь между собой, они, превращались в один сплошной гул.
А рядом с ним стоял профессор, побелевший от ярости и вновь оказавшийся в своем старом детском кошмаре. С сыном своего врага, что видел все. И его унижение и беспомощность.
Снейп сильно, до боли, сжал мальчику руку, чуть повыше локтя. Гарри боялся шевельнуться. Внутри все будто заледенело он ужаса. Он не успел уйти. Забыл об осторожности. Просмотр воспоминаний занял больше времени. Даже будь там простые воспоминания, Снейп, мягко говоря, был бы не доволен. А тут…
В следующее мгновение Гарри почувствовал, что его поднимают в воздух. Воспоминание стало таять. Летний день на берегу озера становился неясной серой дымкой. Он летел вверх, сквозь темноту. И только рука Снейпа по-прежнему держала его.
На секунду у Гарри захватило дух, а затем, его ноги ударились о каменный пол. И вот он снова стоит в полутемном кабинете, перед Омутом памяти. Только, в этот раз, не один.
Профессор Снейп стоял рядом с ним, крепко сжимая руку, от чего та стала неметь. Так страшно Гарри не было никогда в жизни. Побелевшее лицо профессора исказилось в страшном оскале.
«Он меня убьет», — подумал Гарри.
— Итак, — неожиданно спокойно произнес Снейп.
И от этого спокойного голоса, Гарри стало только хуже.
— Итак… вам понравилось, Поттер?
Гарри не мог произнести и слова. Он еще не пришел в себя от того, что увидел. Воспоминания проносились перед глазами. Веселые голоса Джеймса Поттера и Сириуса Блека, упивающиеся своей безнаказанностью, до сих пор звучали в голове. Мародеры — пришло ему на ум. Он знал, что означает это слово, но никогда не думал об этом. Кажется, до этого мгновения он вообще ни о чем не задумывался, а просто плыл по течению, не смотря на все свои тайны. Гарри понимал, что чувствовал Снейп, когда его отец… человек, являющийся его отцом, поправил себя Гарри, издевался над ним. И, судя по увиденному в Омуте памяти, Снейп отнюдь не преувеличивал. Да, у него была причина для ненависти.
— Н-нет, — еле выдавил он, пытаясь высвободить руку.
— Приятным человеком был ваш отец, не правда ли? — сказал Снейп, сильно встряхнув Гарри за удерживаемую руку, от чего у того съехали очки на кончик носа.
— Я… я не…
«Не знал. Я сожалею обо всем увиденном. Не хотел, чтобы так вышло. Не виноват.»
Гарри сам не знал, что хотел сказать. В одном он был уверен: он хотел извиниться, но не находил подходящих слов.
Снейп со всей силы оттолкнул его от себя. Гарри упал на спину и больно ударился головой о каменный пол.
— Не вздумай рассказать кому-нибудь о том, что ты видел! — прорычал Снейп.
— Нет-нет, — пробормотал Гарри, отползая от Снейпа и поднимаясь с пола. Перед глазами все расплывалось. Он с трудом удерживался на ногах.
— Вон отсюда! И чтоб духу твоего здесь больше не было!
Гарри, было, качнулся в сторону двери, но не успел сделать и шага. Ему в висок попала банка с сушеными тараканами.
От удара, очки слетели с лица, в глазах потемнело. В следующее мгновение, он упал без сознания.


Примечание к части

Не канон, абсолютно.
Только тапками не бросайте.


Глава 4 Тайны рода Принц.

Северус Снейп. Что мы о нем знаем?
Мрачный профессор зельеварения с сальными волосами по плечи в вечных черных мантиях?
Нет. Лучше самого Северуса о нем никто не знал. Кто же считал иначе, был слишком самонадеян.
А уж настоящего его видели только избранные.
Страшный, злобный профессор Северус Снейп всего лишь образ, личина за которой он настоящий скрывается много лет.

***


Каждый магический род хранит какие-то тайны, секреты. И Принцы не исключение. Есть множество скелетов в шкафах Принцев, о которых посторонним знать не следует. А особенно Дамблдору.
Одна из тайн: Северус Снейп вовсе не полукровка и даже не Снейп в полном смысле этого слова.
Но обо всем по порядку.

Род Принц древний и всегда имел особое влияние на магический мир. Это, разумеется, не всем нравилось.
В начале двадцатого века, Принцы узнали, что их существование под угрозой.

Все произошло два поколения назад, в те времена, когда дед Северуса только вошел в пору совершеннолетия.
Одна из прекрасных представительниц рода вышла замуж за мага-предсказателя. А вскоре было произнесено пророчество о Принцах.
«Род должен уйти в тень, иначе он прервется на единственной дочери старшего сына».
Принцы всегда были многочисленными, почти как Блеки. Но предупреждение восприняли серьезно.
В Европе была неспокойная обстановка, однако до открытого противостояния с Грин-де-Вальдом было еще далеко.
Многие маги пропадали без вести. Кого-то находили, но чаще всего было поздно. Принцы же пользуясь случаем, затерялись среди погибших магов. Кто сменил фамилию, уехал далеко, или скрылся среди маглов. Но связь друг с другом поддерживали и в менор доступ имели. А попасть туда могли только представители рода, для остальных он стал не находимым.
Принцы были везде и скрывались на виду в виде обычных магов.
И оказались правы.
В сороковых годах они избежали потерь от войны с Грин-де-Вальдом.
Самостоятельно дела в Англии прекратили вести еще во времена юности матери Северуса. На то были поверенные.
Единственные, кто остался на виду, были лишь дед Северуса с женой и дочерью Эйлин.
В Хогвартсе Эйлин не выделялась из толпы сверстников и не показывала особого таланта к магии, дабы не привлечь к себе внимания. Это была стройная неприметная девочка с длинными черными волосами и бледной кожей. Тихая и не заметная в школе, дома она кардинально менялась, превращаясь в веселую и задорную.
В положенное время окончила школу с хорошими оценками.
Через несколько лет, по официальной версии, была исключена из рода Принц за брак с маглом Тобиасом Снейпом. Тем самым потеряла ценность в лице врагов рода. На этом род Принц официально прекратил свое существование.
На самом же деле Эйлин, после окончания школы, уехала с родителями из Англии. И большую часть своей жизни провела с семьей в Испании. Где и познакомилась со своим будущим супругом — магом Велэско Суаресом.
Северус Принц-Суарес родился в 1960 году.
Чтобы окончательно не потерять связь с Англией Принцы решили создать легенду про магла Снейпа из Коукворта. Семья приобрела дом в Паучем тупике. Основное время они жили в Испании и возвращаясь в Англию через камин, создавая некое подобие жизни в Англии.
В семидесятых годах большинство лордов древних родов умерли от драконей оспы. Принцы в очередной раз не пострадали. Но продолжали быть в тени. Их время еще не пришло. Опасность для рода не была устранена.


Глава 5 Северус Снейп

Очередной школьный день у Северуса Снейпа ничем особым не отличался, как и многие дни до него.
В последнее время, работа откровенно выматывала. Старшие курсы — пятые и седьмые, забыв о скорых экзаменах, занимались всем чем угодно, только не подготовкой. Даже его слизеринцы, что удивительно. Приходилось неустанно следить за ними. Младшие, да что уж там говорить — дети.
Работодатель скрылся в неизвестном направлении, а новый временный директор Амбридж решила «навести порядок».
«В школе давно пора навести порядок. Не представляю, чему они могут научиться, когда с момента вступления в должность директора Дамблдора было отменено столько важных предметов. Их знания о магии неполные. И этот пробел, большое наше упущение».
Не смотря на свою эксцентричность, мысли она высказывала здравые. К слову сказать, сама госпожа Амбридж в Хогвартсе не училась. Потому и могла сравнить образование в Хогвартсе и своей прежней школе.
И на преподавателей посыпались проверки на профпригодность. В этом смысле, жаловаться ему было не на что.
Теперь можно было вздохнуть спокойней. Многие обязанности, что он был вынужден выполнять при директоре Дамблдоре, с него сняли. Но расслабляться пока рано.
Несмотря на преподавание, у него все еще оставались обязанности перед родом.
Принцам нужен наследник, а самому Северусу об этом думать не хотелось. Если бы только он не поссорился с Лили, все могло бы быть по другому. Она не вышла бы за Поттера, была бы жива и у них были бы общие дети. А кроме Лили, он никого не видел в этой роли.

Мысли о Лили плавно перетекли к ее сыну. Гарри Поттер. Сын любимой девушки и школьного врага.
С первого его появления в школе, каждый год становился один безумнее другого.
Сначала философский камень и глупые дети с мантией невидимкой.
На следующий, тайная комната и опять все те же дети, сварившие Оборотное зелье. А добывать ингредиенты они решили в его личной кладовой. И конечно же не обошлось без проблем. Неудачное превращение мисс Грейнджер в кошку, закрыло ее больничном крыле на несколько месяцев. А готовить лекарство приходилось ему.
Третий год — дементоры и глупая псина — Сириус Блек.
Четвертый год — Турнир трех волшебников. Ну и конечно, как тут не обойтись без Поттера. Прямо какой-то магнит для проблем. Вечно влипающий во всякие неприятности — копия своего отца. Не удивительно, что он снова попал в историю.
Но в последнее время, после закрытия тайной организации с символическим названием Отряд Дамблдора, Поттер подозрительно часто стал куда-то исчезать. Один, без друзей. И, похоже, кроме него (Снейпа), никто этого не замечает. Странно, но друзья гриффиндорца тоже.
Пытаясь проследить за мальчишкой, профессор ничего не добился. Тот ускользал в самый последний момент.
«Ничего, я узнаю правду», — думал Снейп.

***


POV Северуса Снейпа.

Сегодня должно было состояться очередное занятие окклюменцией с Поттером. И мальчишка даже пришел почти вовремя. Однако урок кончился, так и не начавшись.
Дверь кабинета с резким стуком распахнулась, и внутрь влетел мой взъерошенный крестник. Увидев Поттера и оценив обстановку, он неуловимо посерьёзнел.
— Профессор Снейп, сэр… ох, извините…
Сказав Драко какую-то ерунду о целебных зельях, я увидел появившееся на его лице мрачное удовлетворение. Но любопытство, вспыхнувшее в его глазах говорило, что вопросов мне не избежать.
— Не знал, — ответил мне Драко, посмотрев на гриффиндорца. Он видимо получал удовольствие от вида красневшего в возмущении Поттера. Но долго наслаждаться видом я ему не дал, сразу спросив в чем дело.
— Профессору Амбридж нужна ваша помощь, сэр, — сказал Малфой. Мисс Амбридж по пустякам вызывать не станет. Стало быть, дело серьезное.
— Они нашли Монтегю, в туалете на пятом этаже, — тем временем продолжал вещать крестник. Я не ошибся в серьезности вызова.
— Монтегю сказал, кто это был?
— Нет, сэр, у него вроде как в голове помутилось.
— Ну что ж, Поттер, очень жаль, — сказал я. — Нам придется перенести занятия на завтрашний вечер.
Более не обращая на мальчишку внимание, я вышел из кабинета.

Вид мистер Монтегю, имел весьма плачевный. Но его жизни уже ничто не угрожало.
К тому моменту, когда мы с крестником вошли в больничное крыло, Мадам Помфри успела его обследовать и напоить несколькими восстанавливающими зельями, а также зельем Сна без сновидений. Так что сейчас мальчик спал.
Кроме Мадам Помфри, рядом с кроватью стояла профессор Амбридж.
— Спасибо, мистер Малфой, — произнесла она. — Вы можете идти.
Крестник, поклонившись, вышел в коридор, закрывая за собой дверь. Всю необходимую информацию он и так узнает от меня.
— Добрый день Мадам Помфри, профессор Амбридж.
— Профессор Снейп, — поздоровались дамы.
— Северус, я приготовила список необходимых зелий для мистера Монтегю.
— Конечно, мадам Помфри, — я бегло ознакомился с содержанием.
Обсудив все необходимые вопросы со школьной медсестрой, я обратил внимание на директора Амбридж.
В начале апреля мистер Монтегю вступил в Инспекционную дружину, организованную новым директором. И в один день, неожиданно для всех, на долгое время, пропал.
Обнаружив его сегодня в туалете на пятом этаже в столь плачевном виде, у нее возникли определенные сомнения, касательно причины нападения на него.
Я же, не стал строить никаких гипотез. Вначале, нужно выслушать самого мистера Монтегю. Однако, он был еще не в состоянии изъясняться внятно. И все, что он успел рассказать, было непонятным. Так что вопрос оставался открытым. Кто же на него напал и почему.
— Нужно сообщить о случившемся родителям мальчика.
— Всенепременно профессор Амбридж, — ответил я. — Это моя прямая обязанность, как декана факультета, на котором он учится.

Разговор не занял много времени. И вот я уже направляюсь обратно в подземелья, обдумывая содержание письма мистеру и миссис Монтегю.
Я почувствовал неладное, только подойдя к кабинету. Дверь была слегка приоткрыта и… неужели я забыл забрать свои воспоминания из Омута Памяти? Да, так и есть.
О чем я только думал, уходя из кабинета и не проследив, вышел ли Поттер? Понадеялся на его честность?
Резко захлопнув за собой дверь, я подлетел к Омуту Памяти. Ну конечно, мальчишка внутри. Я погрузился следом, не раздумывая ни секунды.

Я стоял за его спиной, не видя выражения его лица. Зато у меня была прекрасная возможность вновь наблюдать сцену унижения у озера.
Ну надо же, мальчишка отвернулся. Нежели стыдно за деяния папеньки и блохастого крестного?

Раздражен? Нет, я не раздражен. Я просто в бешенстве!
Не имея ни малейшего желания скрывать свое присутствие я подошел ближе к мальчишке:
— Развлекаетесь Поттер.
Я схватил его за руку, вытаскивая из Омута Памяти.


В следующее мгновение под ногами был пол кабинета.
Моя обычная хладнокровная маска трещала по швам, от чего лицо побелело и исказилось в оскале.
Но я сумел сдержаться и произнес почти спокойно:
— Итак, — сжал сильнее руку мальчишке. — Итак… вам понравилось, Поттер?
Тот молчал, устремив взгляд в пол.
— Н-нет, — еле выдавил он, вырывая руку из захвата.
— Приятным человеком был ваш отец, не правда ли? — встряхнул его за удерживаемую руку.
Немного утихшая ярость вновь стала подниматься.
— Я… я не… — начал что-то лепетать мальчишка в ответ.
Со всей силы оттолкнул его от себя, от чего тот упал на пол.
— Не вздумай рассказать кому-нибудь о том, что ты видел!
— Нет-нет, — пробормотал он, отползая от меня и поднимаясь с пола.
— Вон отсюда! И чтоб духу твоего здесь больше не было!
На столе стояла банка с сушеными тараканами. Каюсь, не сдержался и запустил ею в мальчишку. Но кто же знал, что я попаду?

Конец POV Северуса Снейпа.

@темы: мои работы

URL
   

BlakeManor

главная